Трумен Капоте. «Голоса травы»

Голоса травыНасколько мне понравился роман «Хладнокровное убийство», настолько мне не понравилась повесть «Голоса травы» (или «Луговая арфа» — в другом переводе). А ведь у книжки хорошие отзывы, и я ее кому-то рекомендовал, ссылаясь на них.

Мне кажется, очень удачный момент, чтобы апофатически определить мои литературные предпочтения. «Grass Harp» — показательное произведение южан, которые «проиграли войну, но выиграли культуру» (не знаю, где Быков нарыл эту цитату — есть его комментарий в жж). Сэлинджер, Харпер Ли, Фланнери О’Коннор, Маргарет Митчелл, Фолкнер, наверное, и другие.

Главная эмоция: я прочитал — и теперь жалею. В смысле потраченное время. Я не получил удовольствия от чтения, могу отыграться только на обсуждении с кем-нибудь. Нет, это добрая, светлая книга. Очень удачная лирическая — в высоком смыле слова — повесть.

Мне не понравилось

Я не понимаю, о чем это. Я не понимаю, зачем это читать. Люди должны быть добрыми, сострадать ближнему, оставаться честным перед собой и другими, все дела. Но это детям надо читать, когда они маленькие и глупые. Взрослые это и так понимают, но живут реальной жизнью.

Фабула такова. Главный герой — мальчик четырнадцати лет (навскидку), находящийся на воспитании у сестер-родствениц (взрослых женщин). В какой-то момент сестры ссорятся и вместе с одной из них, а также служанкой-негритянкой мальчик залезает в домик на дереве, где они пытаются спрятаться от второй сестры.

Потом происходят события — ничего особенного — но за ними следует нарвственное перерождение героев, переосмысление жизненных ценностей и все такое. И вот они сидят на дереве и заявляют: «Поразмыслите-ка минутку, миссис Бастер, и тогда вы поймете: ведь мы к Господу ближе, чем вы, — на добрых несколько ярдов.» Да, бог на нашей стороне.

Литературные ассоциации

Главный герой напоминает господина Холдена Колфилда из книжки Сэллинджера. Казалось бы, один в один: «А я говорю — ну что ж, спросите у Райли Гендерсона.» Но нет. Кажется, Коллин Фенвик способен на большее: «Мир самой Долли — тот, который она разделяла со мной и Кэтрин, — сделал ее человеком настолько высоким, что она попросту не ощущала тех вихрей подлости, что бушуют вокруг.» Но это его не спасает.

Конечно, встречаются хорошие реплики. Это прекрасно:

Я где-то читал, что жизнь человека — его прошлое и будущее — это спираль: каждый виток уже заключает в себе следующий и направляет его. Может, и так. Но моя собственная жизнь представляется мне в виде нескольких замкнутых кругов, и они вовсе не переходят друг в друга с той же свободой, что витки спирали. Переход из одного круга в другой для меня всегда — резкий скачок, а не плавное скольжение.

Именно так:

Я думаю — ученые наврали,
Прокол у них в теории, порез:
Развитие идет не по спирали,
А вкривь и вкось, вразнос, наперерез.

Под конец, наверное, стоит отметить перевод: «Мы двинулись к речке, Райли шел впереди. Его холщовые штанины с шуршанием терлись друг о дружку.» Меня в школе учили, что это называется аллитерация — и это, в общем, ок. Перевод не ухудшил повесть. Но и не улучшил.

Опубликовано 15.09.2015