Любимая музыка

Когда я был совсем маленьким, у меня не было любимых музыкальных групп. Я вообще не слушал музыку. Тем временем мои сверстники демонстрировали свои аудиозаписи в контакте в качестве достижения. Мол, смотрите какой у меня вкус, я разбираюсь в этом, люблю вот это и даже знаю про такое.

В гугле по запросы «мемы про аудиозаписи» на первой странице вы увидите то, что я имею в виду. Пара примеров: про любовь и про высокий вкус.

В основном меня смущало, что музыкальные интересы рассматриваются как конкурентное преимущество молодого человека, ухаживающего за девушкой (или наоборот). Причем часто с предъявой: ты это не смотрел? ты это не читал? Произошел даунгрейд: раньше хотя бы умели играть на гитаре, сейчас просто включают песню на телефоне.

Потом дети выросли, а аргументация, почему я круче, осталась той же. «Любимые музыкальные группы» или даже «любимый музыкальный жанр» были вытеснены всякими физическими штуками: машины, смартфоны, одежда. Просто в детстве не было возможности за это платить, вот и обходились пиратскими, кстати говоря, аудиозаписями в контакте.

Но проблема, как мне кажется, осталась. Человек определяет себя через то, что он потребляет. Может быть, фраза Гиппократа «Я то, что я ем» актуальна для обычной пищи. В том смысле, что нужно кушать здоровую пищу, чтобы быть здоровым. Но она точно не работает для пищи духовной.

Ах, мир делится на до фильма «Безумный Макс. Дорогая ярости» и после. Ах, вы говорите Тарантино приелся? Вы просто не понимаете его стиль. Так-так, вы не читали последнего Сорокина? Вы не знаете имени Донны Тартт? Стыдно, мне казалось, «Щегла» прочитали все!

И фильмы, которые потребляются два часа в пассивном режиме, и книги, над которыми нужно сидеть неделями с карандашом, кладу на одну чашу весов. Это все потребление, которое ничего не говорит о человеке. А что́ говорит? То, что он производит.

Если возвращаться к музыке, то когда человек говорит «мне нравится Земфира», для меня это звучит как диагноз. Потому что у Земфиры очень абстрактные тексты (как у любой попсы). И если вам нравятся эти песни, то только потому что вы вкладываете в них свой смысл. Единственный человек, про которого песни Земфиры говорят хорошо — это сама Земфира. Потому что нужно быть гениальным, чтобы такое написать. Чтобы слушать — быть гениальным не нужно.

Теперь можно сделать выводы. Во-первых, для стороннего наблюдателя человек — это то, что он производит. Не важно, каким топливом он питается и из какой среды он вырос. Важнее, что он пишет и говорит, чем чт он читает и слушает.

Во-вторых, раз так важно, что человек делает сам, то, скорее всего, о человеке много скажет его профессия. Когда ты строишь тоннели метро — ты конкретно понимаешь, зачем ты нужен и можешь об этом рассказать. А когда стоишь на кассе в Макдоналдсе, наверное, не очень можешь.

При этом если ты в топ-менеджманте Макдональдса, то это уже очень хорошо, ты развиваешь франшизу. А если под строительством метро подразумевалось использование тебя как рабочей силы, а не проектирование, например, то это плохо.

Не бывает дворника, который пришел домой и читает Стендаля. Человек работает 8 часов в сутки. Если он не реализуется на работе, то он не реализуется нигде. Артемий Лебедев рассказывал, как он набирает людей в этнографические экспедиции. Он сначала смотрит только на профессиональные качества. Если человек хороший специалист в своем деле, то и как личность он будет интересен. Наоборот — можно только выглядеть интересно. В 14 лет слушая RHCP.

Перечитав свой манифест, я подумал, что звучит он похоже на лозунг «быть, а не казаться». Но нет, большинство людей понимают потребление именно как быть. Они покупают Apple Watch не для того, чтобы казаться модным, а потому что через эти часы они определяют себя. Не надо так, через эти часы определил себя Джони Айв.

Опубликовано 30.08.2017